Газовая директива ЕС несет угрозу для «Северного потока-2»

Строительство газопровода «Северный поток-2» находится на финишной прямой – уже к началу следующего года новая газопроводная ветка «Газпрома» в Европу должна быть запущена. Проблемы с получением разрешений и с процессом строительства остались в прошлом, однако теперь Nord Stream 2 может столкнуться с новой угрозой – намерением европейских властей применить против него Газовую директиву третьего энергопакета.

Ограничения, которые могут быть применены к «Северному потоку-2», среди европейских стран сильнее всего ударят по Германии. На фоне этого показательной стала встреча министра экономического развития РФ Максима Орешкина и с его немецким коллегой Петером Альтмайером, на которой обсуждались актуальные проблемы запуска нового газопровода.

По словам руководителя Центра германских исследований Института Европы РАН Владислава Белова, у министров Германии и России действительно есть общие темы для переговоров. Позиция Берлина остается неизменной, – здесь по-прежнему настаивают на том, что «Северный поток-2» необходим Евросоюзу для обеспечения его энергетической безопасности. Именно немцы являются главным союзником России в вопросах реализации проекта. Германия считает, что Евросоюз должен придерживаться принципов суверенитета и не принимать решения, которые будут нести прямой вред всей европейской энергетической системе и немецкой экономике в частности. 

Газовая директива против российских интересов

Газовая директива третьего энергопакета заключается в введении целого ряда ограничений на поставки газа из третьих стран, а потому она напрямую затрагивает интересы российского «Газпрома». Она определяется ужесточением правил европейского энергетического рынка и приведет к техническому разделению поставщика и производителя газа. 

По словам Белова такие меры, фактически, являются косвенным вмешательством в российскую экономику, поскольку экспортом трубопроводного газа в нашей стране занимается только одна компания. «Газпром» имеет монополию на экспорт газа по газопроводам, это сделано для обеспечения стабильности прибыли от поставок газа в федеральный бюджет. 

В Европе такая схема вызывает недовольство, поскольку, обладая монополией, «Газпром» устанавливает персональные цены на газ для отдельных стран. Так, экспортная стоимость российского газа для Германии ниже, чем для Польши. По мнению Белова, такие махинации с ценами имеют еще и политический подтекст. 

Разговоры о том, что регуляция энергобаланса Евросоюза будет распространяться на морскую часть «Северного потока-2», активно ведутся в прессе, однако эта информация является неофициальной. Максим Орешкин на встрече с Петером Альтмайером подтвердил, что на сегодняшний день серьезные угрозы для реализации проекта отсутствуют. 

Таким образом, еще рано говорить о том, что на «Северный поток-2» будет наложено 50-процентное ограничение, – эти данные на сегодняшний день являются непроверенными. Неизвестно, как события будут развиваться дальше, не исключено, что на фоне нестабильной политической ситуации и давления со стороны Киева проблемы в процессе запуска газопровода все же возникнут. Вероятно, ограничениям может быть подвергнут газопровод Eugal, причем санкции могут быть аналогичными Opal, который является продолжением «Северного потока-1». 

Европейцы пытаются использовать меры, которые ранее уже применялись против «Северного потока-1». После того, как труба достигнет берега, поставки по ней не смогут превышать 50% от максимальной пропускной способности. При этом ограничения могут применены не в отношении самого «Северного потока-2», а против газопровода Eugal. 

Такие ограничения являются искусственными, и, если в первый раз они применялись исключительно против «Газпрома», то сейчас их использование связано с юридическими тонкостями. Новый газопровод оформлен совсем иначе, его реализацией занимается оператор Nord Stream 2, куда, кроме «Газпрома», входят и европейские газовые концерны. Поэтому главный удар может быть нанесен именно против Eugal.

Санкции США и «Северный поток-2»

Большую роль в решениях европейских стран играют экстерриториальные санкции США, имеющие политический и экономический контекст. Санкции, направленные против конкретных предприятий и запрещающие взаимодействие с российскими компаниями, продолжают тормозить строительство. Однако использовать механизмы, которые применялись к «Северному потоку-1», Еврокомиссия из-за юридических тонкостей уже не может, это и стало причиной возникновения дискуссии о Газовой директиве. Применение таких мер должно стать инструментом воздействия на «Газпром». 

По мнению Белова, остается неизвестным, будет ли «Газпром» на современном этапе реализации проекта обсуждать с Германией вход газопровода в наземную часть на немецкой территории. Скорее всего, главные договоренности, решение по которым необходимо уже сегодня, находятся в одной плоскости между немецкими хозяйствующими субъектами и Берлином. Договоренности должны утверждаться в Брюсселе, который настроен не так оптимистично по отношению к российскому «Газпрому». 

Ситуация снова упирается в американские экономические санкции, направленные против российской экономики. Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас и канцлер страны Ангела Меркель неоднократно выступали против экономической агрессии в виде санкций, однако уже сегодня очевидно, что США не намерены отступать от своей стратегии, и новые санкции против «Северного потока-2» будут реализованы.

Еще одним принципиальным условием Европы остается сохранение ограниченного транзита газа через Украину. Таким способом Еврокомиссия сможет ограничить возможности энергетического и экономического давления России на Киев. Впрочем, в ближайшее время, по мнению Белова, ожидать серьезного прорыва в переговорах между Берлином и Москвой не приходится. Германия продолжает лоббировать свои интересы на европейском рынке и поддерживать строительство «Северного потока-2», однако делает это без открытой конфронтации и в рамках общей европейской политики относительно России.